arenhaus (arenhaus) wrote,
arenhaus
arenhaus

Categories:

миром движет любовь-3

Не ждали? А вот он, третий выпуск страшных историй о сексе и его отсутствии в живой природе. А то вы думали, что главная проблема века - гомосексуализм? Фиг вам, а не гомосексуализм.

Хотя гомосексуализм тоже будет. Куда без него.

(Некоторые животные вообще гермафродиты, так что у них любой секс - по определению с представителем своего же пола. Другого не бывает. С переменой ролей или взаимным оплодотворением, это уже дело вкуса. Живите теперь с этим тоже.)

Итак.

Североамериканский дикобраз немного обижен природой: у самки фертильность не больше полсуток в год. Поэтому ухаживание у них выглядит так: самец, задолго до наступления того самого раза в году, часами и днями таскается за самкой, по возможности отогнав прочих женихов, забирается за ней на деревья, хотя та и пытается от ухажёра отползти на самые дальние веточки, пищит, не отстает... да, да, вы правильно поняли, он самый настоящий североамериканский дикобраз-зануда.

Съедобная лягушка, та самая, которой дразнят французов - вообще не биологический вид, а гибрид двух разных видов, прудовой и озёрной лягушки. Но этот гибрид при всём том активно размножается, спариваясь и c прудовыми, и с озёрными, причём если спаривание съедобной с озёрной производит озёрных, то спаривание съедобной с прудовой производит опять съедобных! Вот такой menage-a-trois. (Кстати, эти лягушки тоже практикуют однополый секс.)

У крокодилов даже не половую ориентацию, а сам пол определяет температура в гнезде. Из яиц по краям вылупляются самки, из яиц в середине гнезда, где теплее - самцы. Но это зависит и от погоды: ниже 30 градусов получаются самки, выше 33 - самцы, а между 30 и 33 - и так и так. Вот кому всерьёз грозит глобальное потепление.

У некоторых плоских червей же половая роль определяется каждый раз через дуэль. Они гермафродиты, и перед спариванием устраивают поединок на удах. Кладка яиц - гораздо ресурсозатратнее порции спермы, поэтому оба партнёра стараются отделаться дёшево за счет другого и фехтуют копулятивными органами, встав на дыбы. Кто первый сумеет откусить противнику-любовнику оружие, тот и будет в этот раз самец, а второй, осеменённый, поползёт откладывать яйца и отращивать новое мужское достоинство. (Благо, они регенерируют так, что могут случайно размножиться делением пополам.)

Зато у многих рыб-губанов совсем удобно: они все, пока молодые, самки. В самца превращается глава стаи или просто достаточно старая особь. Хайнлайн, кстати, явно эту систему позаимствовал для марсиан в книге "Чужой в чужом краю". То же самое бывает у груперов, рыб-попугаев, рыб-ангелов и вообще множества разных рыб. Вымирание от отсутствия самцов, как северному подвиду чёрного носорога, им грозить не может в принципе.

Рыбы-клоуны придерживаются противоположного мнения. Живут они обычно парами или небольшими стайками, причем в самку превращается тот партнер, что побольше - и, соответственно, самцом становится второй по величине, а остальные приживалы не размножаются. Так что папа Немо к времени основного действия фильма должен был уже стать мамой. Но в кино всё можно.

Не менее удобно устроились улитки и слизни: они гермафродиты и взаимно оплодотворяются при встрече, причем с затеями - или втыкают друг в друга перед спариванием особые стилеты (это не дуэль, у них равноправие), или, свившись, подвешиваются на канатике из плотной слизи для взаимных объятий, и много чего ещё.

Среди плоских червей много видов - паразиты, что накладывает отпечаток на их половую и прочую жизнь. Их жизненные циклы одни из самых причудливых, часто с переменой двух и более хозяев, почкованием, личинками разных форм, почкованием личинок, мимикрией под пищу хозяина, зомбированием промежуточных хозяев и прочими драматическими штуками. Но одна из форм в цикле всегда размножается половым способом, и ей приходится как-то обеспечивать оплодотворение, при том, что у внутреннего паразита с мобильностью, разумеется, не очень. Большая часть таких паразитов поэтому просто гермафродиты и занимаются самооплодотворением. Но половой процесс лучше работает для разных особей, так что порой у них встречаются интересные приспособления - например, неприятный паразит шистосома раздельнопол, причем самец у них имеет вдоль брюха нечто вроде ножен, в которые вставляется более узкая самка. Но всех победил рыбий паразит парадоксальный спайник. Он тоже гермафродит, но особи срастаются попарно этаким крестиком, причем так, что половые протоки у них срастаются тоже крест-накрест, чтобы обеспечить взаимное оплодотворение яиц. Развода у них, понятно, природой не предусмотрено.

С жизненными циклами вообще бывает много интересного. Cкажем, тли, коловратки или рачки-дафнии летом размножаются без самцов, откладывая неоплодотворённые яйца, из которых вылупляются только самки. И только осенью появляются самцы, и последнее за лето поколение спаривается, чтобы отложить зимующие яйца. Причем у тлей это настоящий конвейер: они обычно живородящие, яйца у них развиваются прямо в яйцеводе, а поскольку самцов им не нужно, дочки начинают производить первых внучек еще в брюшке у мамы. Такая матрёшка плодится сказочно быстро, по сорок поколений за лето.

Все фикусы выращивают собственных ос-опылителей. С каждым видом фикуса связаны свои виды микроскопических ос, а плод (условный) приспособлен под улей для их разведения. Пыльцу разносят крылатые самки, специально набирая ее в родном плоде-улье и размазывая внутри другого, где они отложат яйца. Самцы бескрылы и на всю жизнь остаются в родном плоде, зато имеют огромные жвалы. Это оружие. Вылупляются самцы первыми, и устраивают внутри плода безжалостное побоище. Победитель всех убьёт, один останется, и будет ждать самок с другого дерева. Подсчитано, что каждое цветение одного крупного фикуса оплачивается не меньше чем миллионом убийств. Надеюсь, я не испортил вам удовольствие от поедания инжира.

Сумчатые мыши исполняют принцип live fast, die young. Самцы живут всего год, хотя в принципе старость у них в два-три года. Дело в том, что в сезон размножения они выкладываются полностью, их организм отключает даже иммунную систему ради добавочной энергии и дикой концентрации тестостерона. Спариваться они могут часами и все утрахиваются насмерть за считанные дни. Самки их переживают на достаточный срок, чтобы успеть выкормить потомство, а самцы - что самцы, мавр сделал своё дело.

У куниц есть особенность: они могут задерживать имплантацию эмбриона на месяцы. Спариваются весной, готовые к имплантации эмбрионы приостанавливают развитие, потом через восемь месяцев беременность снимается с паузы, эмбрионы имплантируются и готово - в конце зимы появляются детеныши. Это бы ладно, но горностаи используют эту особенность несколько нестандартно. Они вырастают месяцев за десять, так что, чтобы не терять времени, взрослые самцы-горностаи спариваются с двух-трёхнедельными самками, которые мало что еще мамино молоко сосут, а даже глаза не открыли - буквально в колыбели. Пока эмбрионы проснутся, самка успеет вырасти. Вообще хорошо, что у зверей нет законов - а то медведи все злостные неплательщики алиментов, селезни поголовно насильники, а горностаи и вовсе педофилы-рецидивисты.

Тихоокеанский червь палоло устраивает синхронный нерест на манер коралловых рифов. Разница, во-первых, та, что у палоло нерест на новолуние, а во-вторых, он не просто выметывает икру и молоки, а отбрасывает всю заднюю половину, которая и уплывает сама нереститься к поверхности моря, а передняя часть червя с головой продолжает сидеть в норе и отращивать новые гонады. На нерест этих получервяков сплывается столько, что местные жители (скажем, на Вануату или Самоа) их вытаскивают из воды центнерами и едят, как белковую лапшу.

Другие черви, тоже очень дальние родственники дождевых, пользуются способностью отрезанного хвоста отрастить новую голову, не дожидаясь отрезания хвоста. Они просто начинают отращивать новую голову посередине, и некоторое время, пока бывший хвост не отпочкуется, ползают тандемом. Причем ползают так достаточно долго, чтобы червь-прицеп сам начал отращивать голову посередине... получаются черви-поезда из трёх и более особей-близнецов.

У равнокрылых стрекоз есть много гитик - и брачные танцы в воздухе, и два набора внешних гениталий у самцов (пакет спермы переносится перед спариванием с конца брюшка на копулятивный орган у его начала), и специальные щипцы для захвата самки, и прибор для выскребания из самки спермы предыдущего самца, и гомосексуализм среди самцов, и подкуп самки, иногда и поедание самкой самца прямо во время спаривания. Но самое загадочное - это мимикрия самок под самцов. У некоторых видов до трети и больше самок - трансвеститы, раскрашенные как самцы. Зачем - точно никто не знает. Возможно, так придирчивые самки отваживают несерьёзных ухажёров. (А гомосексуализм самцов - возможно, результат ошибок из-за мимикрии. Интересно бы проверить корреляцию.)

Зато мучные хрущаки - это жуки, личинок которых любители птиц знают как мучных червей - редкий пока случай вида, для которого вроде бы известна польза от гомосексуализма. Установлено, что если с самцом мучного хрущака спарился другой самец, то есть шанс около 7%, что небольшая часть потомства от последующего спаривания с самкой будет от этого другого самца. То есть хрущаки кроют друг друга не из прихоти, а вполне стратегически: не встретил самку, покрой самца, хотя бы часть твоих детишек он потом сделает. Хотя есть и гипотеза, что это просто неразборчивость.

У бактерий и прочих прокариот секса вообще-то нет, зато есть море всевозможных вирусов и прочих генетических паразитов, часть которых им заменяет половое размножение, прямо перетаскивая кусочки генома между клетками. Бывают просто лишние колечки ДНК, плавающие внутри бактерии, бывают с хитростями для гарантированного наличия копии колечка в обеих дочерних клетках при делении, бывают собственно вирусы, формирующие капсулы с ДНК и механизмами ее введения в другие клетки, бывают вирусы, встраивающиеся в собственную ДНК бактерии, бывают сочетания всего этого... Так вот, один из таких паразитов общеизвестной кишечной палочки обеспечивает ей ни много ни мало - заразный секс. Это хрестоматийная F-плазмида, которая старается встроиться в ДНК бактерии в одном экземпляре и сидит там. Вирусных частиц она не производит и клетку не разрушает, но производит белковые комплексы, похожие на "хвост"-инъектор бактериофага T4, которые во множестве встраиваются в оболочку бактерии. Если такая клетка наткнется на другую клетку без F-плазмиды, инъектор срабатывает, и встроившаяся плазмида запускает заражение второй клетки своей копией. Фокус в том, что из ДНК бактерии она при этом не вынимается, и заражаемая клетка получает вместе с копией F-плазмиды и более-менее полную копию генома первой клетки. Поскольку клетка у прокариот очень простая, любая ДНК в ней плавает просто так и у полученной копии есть неплохие шансы перемешаться с хозяйской. Что для бактерии очень неплохо - есть шанс получить полезный ген, скажем, сопротивления пенициллину. Но при этом, конечно, есть и шанс получить полную копию F-плазмиды. Придется в свою очередь обрасти херами и тратить время и ресурсы на секс с незаражёнными девственными кишечными палочками.

У эукариот - организмов, у которых есть клеточное ядро, то есть всех, кроме бактерий и архей - такой горизонтальный перенос, напротив, не обычен, а очень редок. Ядро, само потомок древнего вируса, довольно надежно защищает ДНК от вирусов и переносу не способствует. Но нет правил без исключений. Пиявкообразные коловратки - микроскопические специалисты в жизни в пересыхающих лужах - потеряли способность к половому размножению миллионы лет назад, все они самки, размножающиеся только партеногенезом. Обычно такие виды накапливают генетический груз и довольно скоро вымирают, но эти живут и даже формируют многочисленные новые виды! Причем геном у них - у любого генетика волосы встанут дыбом. Не меньше десятой части - винегрет из чужих генов, причем украденных у бактерий, растений, и даже грибов. Дело в том, что эти коловратки переносят полное высыхание благодаря умению надежно восстанавливать свою ДНК буквально из ошмётков. Судя по всему, при восстановлении их клетки иногда встраивают в геном не только обрывки своей ДНК, но и чужую. Это им, похоже, и заменяет секс в качестве средства от накопления генетического груза и для наследственной изменчивости, и они смогли не вымереть.

А что делать, хочешь жить - умей коловертеться.

38612462_1787136144716205_492337993835610112_n
Tags: science, наука
Subscribe

  • фильтр

    Вынесу-ка я это из комментариев. Igor Valtsev мне писал: По моим личным ощущениям, подтвержденным парой комментаторов выше, наблюдается застой…

  • смутное время

    Оливер Рид Смут как никто подходил для своей должности председателя Национального Института Стандартов. Кто ещё из его председателей, и до и после…

  • гриб съел

    Живёшь, фрондёрствуешь, на княжне женишься, с лучшими литераторами водишься, пьесу подпольно в списках вся культурная часть страны распространяет,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments